В эфире дневного ток-шоу Радио Крым.Реалии ведущая Елена Ремовская беседует о возможных путях возвращения аннексированного полуострова в украинское правовое поле вместе с исполнительным директором Украинского Хельсинкского союза по правам человека, заместителем главы рабочей группы по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Комиссии по вопросам правовой реформы Александром Павличенко и другими экспертами.
– Как вы начали работать с Офисом президента Украины, Александр?
Павличенко: Наша организация уже шестой год работает с вопросами, связанными с оккупированными территориями, с аннексированным Крымом. И это прежде всего решение каких-то практических задач, работа с конкретными нарушениями прав человека у тех, кто находится там, переходит линию разграничения, сталкивается со сложностями, переехав на подконтрольную территорию. Самые тяжелые случаи – украинские политические заключенные. Все это создало возможность взаимодействия с органами государственной власти, мы на протяжении этих лет установили хорошие рабочие контакты с Министерством по вопросам временно оккупированных территорий, с правоохранительными органами, которые занимаются расследованиями. Мы вместе с ними обращались в международные инстанции вроде Международного уголовного суда, в Европейский суд по правам человека. Также мы работали над тем, чтобы преодолевать конкретные ситуации, для чего мы разработали дорожную карту – ее взяли на вооружение и государственные органы, но на сегодняшний день она не реализована.
– Были ли уже рабочие встречи в рамках вашей группы?
Павличенко: Нет, не было еще учредительного собрания, рабочих встреч, где были бы определены рамки и методология работы этой группы. Вместе с тем этот багаж мы собираемся использовать, чтобы разработать прежде всего стратегию реинтеграции оккупированных территорий. Отдельно мы говорим о Крыме, отдельно о Донбассе. Пока нет информации, когда будет первое заседание.
– Вашу группу возглавляет постоянный представитель президента в Автономной Республике Крым Антон Кориневич. Вы общались с ним? Если да, то какие именно аспекты работы обсуждали?
Павличенко: Мы готовы принести свою аналитику по работе с оккупированными территориями, работать в проблематике переходного правосудия – это то, что сейчас будет все более и более актуально. Кроме двух стратегических направлений, мы готовы работать по тактическим пунктам, которые связаны с конкретными проблемами жителей, приезжающих из Крыма на материковую часть Украины для оформления документов, для решения вопросов пенсионного обеспечения и так далее. Самое основное, что сейчас требуется, это устранить дискриминационный компонент, который присутствует во многих ситуациях у переехавших с неподконтрольных территорий.
– Что вы имеете в виду?
Павличенко: Например, до сегодняшнего дня у нас зарегистрировано объединение адвокатов на территории АР Крым, и для них сложно даже платить взносы, счет недействительный. Есть подозрительное отношение к тем, кто переезжает на подконтрольную территорию – тут затрагивается один из вопросов переходного правосудия. А именно определение вины в сложившейся ситуации, правовое регулирование вопросов с теми, кто находится на каких-то должностях – принимал участие в так называемой «крымской весне» или сегодня осуществляет правосудие в судах Крыма или Донецкой и Луганской областей. С судьями вопросов нет, но адвокат – защитник. Имеет ли он право оказывать помощь, работая в этих судах? Что будет с ним, когда территория будет декодирована?
– Мнение насчет задач рабочей группы по вопросам реинтеграции спросим у бывшего постоянного представителя президента в АРК Бориса Бабина.
Бабин: Есть четкая позиция замглавы Офиса президента Руслана Рябошапки, что до конца этого года рабочая группа должна подать проработанные предложения. Судя по информации из открытых источников, есть тезис о потребности ратифицировать Римский статут и соответственно изменить уголовное законодательство. Это, безусловно, следует похвалить – в любых обстоятельствах это необходимо, нужно и важно в измерении деоккупации. Это большое поле, много законопроектов есть в парламенте – их одобряли или они зависали. Есть радикальная и неотложная потребность изменить закон «О свободной экономической зоне «Крым» путем отмены большинства его положений, регламентирующих хозяйственную деятельность на оккупированной территории. Посмотрим, будет ли это в повестке дня парламента.
– А что могли бы предложить Министерство по вопросам оккупированных территорий и представительство президента в АРК?
Бабин: Я не знаю, какие в министерстве есть предложения на уровне законов. Идеи, которые у них были на подзаконном уровне, в принципе, сегодня воплощены на том или ином уровне. Есть порядок возмещения ущерба по Донбассу, есть их видение установления фактов рождения и смерти, есть попытки урегулировать вопросы помощи политзаключенным. Что касается представительства президента, есть план неотложных мер на два года, который мы утвердили в 2018-м. Он предусматривает необходимость отработать несколько законопроектов и подзаконных актов, и часть из них уже была подана в парламент, зарегистрирована народными депутатами. До конца 2019 года план действителен. Может быть, его тезисы будут учтены рабочей группой, но давайте сначала посмотрим на результаты ее работы.
– У нас на связи заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий Юсуф Куркчи. Планируете ли вы как-то взаимодействовать с этой рабочей группой?
Куркчи: Ни один из специалистов министерства в эту группу не включен, предложения об этом также не поступали. Но, как мне показалось по составу, речь шла о научном коллективе, который имеет научные степени в юридической плоскости. Видимо, посчитали оптимальным такой состав. Если будут какие-то обращения этой рабочей группы в адрес министерства, естественно, оно будет соответствующим образом реагировать, сотрудничать и отвечать на все вопросы рабочей группы.
– У нас есть звонок от слушателя, пожалуйста.
Радиослушатель: Господин Павличенко, как вы убедите русский народ Крыма в желании присоединения к Украине, если при этом вы говорите, что Крым будет крымскотатарской автономией, русским детям будет запрещено учиться на русском языке, русским нельзя будет говорить публично на своем языке, пенсионеры будут получать ваши ничтожные пенсии?

Павличенко: Сложно говорить о том, что есть русский народ Крыма и украинский народ Крыма. Крым – это украинская территория, которая сейчас аннексирована Россией. Вы говорите о каких-то негативных индикаторах, которые не позволят видеть позитив для тех, кто сегодня живет в Крыму, в том, чтобы жить в составе Украины. Часть тем, которые вы затрагиваете, манипулятивны: никто не будет заставлять отказываться от родного языка, как никто сегодня не заставляет отказываться от русского или другого языка на украинских территориях. Прежде всего, Украина движется по европейскому вектору, а Россия движется в другую сторону.
– Как вы лично видите специфику деоккупации и последующей реинтеграции Крыма?
Павличенко: Обе этих задачи должны быть решены не в военном русле, а в политическом. Если первый вопрос – деоккупации – касается прежде всего восстановления юридического статус-кво, то вопрос реинтеграции намного сложнее. Он потребует применения всех инструментов, связанных с переходным правосудием. Это и вопросы возмещения ущерба, и вопросы установления ответственности за факты и события, которые происходили.
– И для этого нужно обязательно ратифицировать Римский статут, как сказал Борис Бабин?
Павличенко: Украина уже задержалась с ратификацией этого документа, поскольку она взяла международные обязательства и не выполнила. Фактически это введение инструмента возможного привлечения к ответственности за четыре типа преступлений: геноцид, военные преступления, агрессия и преступления против человечности. Это тоже будет одним из факторов международного влияния на разрешение ситуации, которая сейчас не может быть решена на уровне расследований с украинской стороны. Украина уже фактически обратилась в Международный уголовный суд, фактически тем самым признав его юрисдикцию и заявив при этом, что просит расследовать преступления, связанные с событиями на Майдане в феврале 2014 года, и отдельно по конфликту на Донбассе и оккупации Крыма. То есть Украина по факту признала юрисдикцию прокурора Международного уголовного суда. Сейчас мы имеем все возможности наконец осуществить ратификацию Римского статута. Но для этого также нужно будет внести изменения в уголовное законодательство Украины.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Крым.реалии
  • 410 Просмотров