29 июня президент США Дональд Трамп дал журналистам знать, что во время июльской встречи с Путиным предметом их обсуждения может быть признание незаконного захвата Крыма Россией. С тех пор Белый дом пошел на попятную и настаивал на том, что политика США не изменилась. Тем не менее, президенту США и его подопечным может пригодиться некая памятка. В марте 2014 года тысячи граждан Украины автоматически стали гражданами России независимо от того, хотели они этого или нет.
Когда Россия незаконно аннексировала Крым, а любому, кто родился на полуострове, или кому-либо с крымским видом на жительство, предоставили российское гражданство. По меньшей мере 3500 граждан Украины сохранили свои паспорта и отказались от российского гражданства. Спустя 4 года их выбор кажется героическим. Крымские и российские телеканалы лихорадочно предсказывали скорую кончину Украины, а жители полуострова находились в постоянном страхе.
Шрамы, оставленные агентами «Русской весны», также были более чем реальны. Тогда было не принято говорить о пропавших друзьях или вызовах на допросы. Более того, это было небезопасно: тех, кто задавал много вопросов, ожидала неприятная судьба. В лучшем случае их увольняли, в худшем – могли вызвать на бульвар Ивана Франко, 13, в здание, где ранее на протяжении десятилетий действовала администрация комитета по вопросам госбезопасности СССР в Крыму, а затем находилась СБУ.
С весны 2014 года офис российской ФСБ в Республике Крым и городе Севастополь также, по иронии, разместился именно на бульваре Ивана Франко, 13, названному в честь одного из главных литераторов Украины.
Примечательно, что оккупационные власти сохранили все памятники великих украинских писателей, таких как Тарас Шевченко, а также названия улиц и площадей в честь украинских художников и историков. В советский период в обиходе было много запрещенных выражений, описывающих политические аспекты жизни: теперь они известны и на Западе. К ним относятся «самиздат» (издание книги самим автором), «враг народа», «капиталистические страны» и «социалистический блок».
В ранние годы эры Брежнева был еще один термин: «отказники совести», который относился к советским гражданам, которым было отказано в эмиграции. В основном, эти «отказники совести» были советскими евреями, которых коммунистический режим не хотел передавать в Израиль. Массовые протесты по всему миру и принятие поправки Джексона-Вэника Конгрессом США (тогда американцы ограничили торговлю со странами, препятствующими эмиграции) полностью изменили ситуацию.
Термин «отказники совести» можно применить и к 3500 гражданам Украины, которые отказались от российского гражданства в 2014 году. Их было бы намного больше, если бы людям дали больше двух недель, чтобы подать заявление на отказ от российского гражданства. В этом был смысл: гражданам Украины приходилось выстаивать в длинных очередях, чтобы подать заявление на право отказа от гражданства, которого они не хотели.
По оценкам правозащитных организаций, количество желающих отказаться от российских паспортов было как минимум в пять раз больше: но их заявления или отклонили, или оставили недостаточно времени на рассмотрение. Вся суть ситуации в том, что принудительная выдача российского гражданства на оккупированной территории противоречит обязательствам России на международной арене и Всеобщей декларации прав человека.
Самые красноречивые примеры автоматического присвоения гражданства – выдача российских паспортов двум наиболее известным политическим заключенным Кремля, Олегу Сенцову и Александру Кольченко. Несмотря на их желание остаться украинскими гражданами, Россия заявила, что считает их своими. Очевидно, что у Сенцова и Кольченко не было возможности подать заявление на отказ от российского гражданства: они были за решеткой. И список этими двумя не ограничивается. Я знаю несколько случаев, когда подобное происходило и с другими крымчанами.
Николай Семиноженко, 40-летний житель Симферополя, и его 18-летний сын Алексей (фамилия изменена из-за опасений за безопасность их родственников в Крыму) уехали на работу в Чехию в 2013 году. Я встретил Николая на презентации книги в 2016-м в Праге, где он и рассказал мне свою историю. В 2016 году в их квартиру в Симферополе пожаловали представители новой российской полиции и военного комиссариата, которые искали сына Алексея, уклонявшегося от обязательной военной службы в Вооруженных силах РФ. Испуганные родственники Николая позвонили ему в Чехию, чтобы предупредить об этом.
После выяснения обстоятельств Николай узнал, что в 2014 году оккупирующие власти автоматически – без согласия – предоставили им российское гражданство на основании проживания в Крыму. С тех пор Николай и Алексей не возвращались в Крым, опасаясь ареста. В эйфории от аннексии Крыма российские паспорта выдавались всем подряд: власти не обращали внимания на несоответствия в документах. Многие паспорта были выданы внутренне перемещенным лицам из Донецкой и Луганской областей, а также студентам с временной регистрацией из других регионов Украины.
Сегодня крымские власти конфискуют российские паспорта у тысяч таких мигрантов и вынуждают их покинуть полуостров. В 2014 году для желающих получить жилье в Крыму были установлены квоты в 5400 человек: для иностранцев, в том числе и граждан Украины. Из них 3500 были «отказниками совести»: как и во времена СССР, они стали «кухонными диссидентами» и должны были покинуть полуостров. С 2014 года в Крым из РФ также прибыли более 250 000 людей. Но это уже совсем другая история.
Новое время
  • 61 Просмотров