Юрченко: Чем сейчас живет Таврический национальный университет, переехавший в Киев?
Казарин: Таврический национальный университет переживает очень бурный период своего становления. Через пару дней мы отмечаем полтора года своей официальной работы. До этого мы восемь месяцев работали на волонтерских засадах и не финансировались, поскольку у нас тогда еще не было студентов. Через полтора года наш коллектив уже насчитывает четыре тысячи человек ? студенты, преподаватели, сотрудники – и продолжает расти. Вступительная кампания у нас продлена до 20 сентября – чтобы дети с оккупированных территорий могли пересечь границу, когда им удобно. А благодаря решению МОН перевод студентов из Крыма в Таврический университет возможен круглый год. Каждую неделю к нам переводится от 3 до 6 человек, а в месяц ? около 25 человек. Много студентов приходит с оккупированных территорий Донбасса. Думаю, к началу учебного 2018 года нас будет уже около пяти тысяч человек.
Юрченко: А сколько среди них крымчан?
Казарин: Для этого надо понимать, кого мы считаем крымчанами. Самое простое ? это те, кто поступили из оккупированных территорий по программе «Образовательный центр Крым-Украина». Они поступают без ЗНО, у них есть льготы, они могут предоставить любой паспорт, в том числе ? российский. Можно приехать и без паспорта, главное ? показать украинское свидетельство о рождении. Есть крымчане, которые ранее переехали в разные регионы Украины, они приходят к нам со справками ЗНО, мы тоже их принимаем. Из всего состава студентов нашего университета крымчане составляют 25-27 процентов студентов. Донбасские студенты – 27-28 процентов. Они даже начинают немного опережать крымчан. Остальные ? это студенты из самых разных регионов Украины. Мы пытаемся создать для переселенцев самые удобные условия, поэтому стоимость образования значительно ниже, чем в других университетах Киева. Мы понимаем, что в Крыму сегодня очень тяжело с работой и заработными платами. Даже студенты КФУ в сентябре протестовали, потому что им два месяца не выдавали стипендии.
Некречая: Что сейчас происходит в КФУ? Продолжается ли борьба за умы юных крымчан?
Казарин: Я думаю, только как пропагандистская кампания. Университет сейчас в глубоком кризисе. Когда 1 января 2015 года создали Крымский федеральный университет (а это украденный у Украины имущественный комплекс), закрыли и ликвидировали семь украинских вузов, пять академических научных центра. Из 76 тысяч коллектива осталось 27 тысяч. То есть они потеряли за три года 50 тысяч человек. Это уехавшие на материковую часть Украины студенты ? их около 20 тысяч – и преподаватели (кто уехал в Россию, кто – на материковую Украину, кто – за границу). Там невозможно заниматься научной и образовательной деятельностью – нет обменных программ, стажировок, нельзя пригласить знаменитого ученого, нельзя выехать на спецкурс или акцию, диплом не признается нигде в мире. Кому нужно такое образование? На моей родной земле, в украденных корпусах идет так называемая патриотическая подготовка молодого населения, промывка мозгов. Но главный показатель ? это непрекращающийся поток студентов на материковую Украину.
Юрченко: Как вы решили опрос жилья для студентов, которые переезжают на материковую часть Украины?
Казарин: Это была чрезвычайно острая проблема на первом этапе. Проявили солидарность другие киевские вузы ? политехнический (Национальных технический университет Украины «Киевский политехнический институт имени Игоря Сикорского» ? КР), авиационный (Национальный авиационный университет ? КР), Киевский национальный (Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко ? КР) ? выделили места, чтобы наши студенты смогли расселиться в их общежитиях. Самым большим помощником для нас стала Национальная академия наук. Сегодня уже нет острой необходимости в жилье. Мы получили дополнительные общежития, взяли в аренду ряд помещений. Мы сейчас наращиваем эти мощности ? в одном из общежитий надстраиваем этаж. Более того, мы предоставляем жилье не только студентам ? на базе одного из корпусов работает преподавательская гостиница.
Крым.реалии
  • 221 Просмотров