Ректор Таврического национального университета Владимир Казарин в совместном интервью корреспондентам QHA и AA рассказал о вступительной кампании 2017 года и перспективе сотрудничества с Турцией.

Таврический национальный университет имеет довольно длинную и насыщенную историю. Ваши профессора неоднократно заявляли о себе на весь мир. Пожалуйста, расскажите вкратце основные моменты истории вуза до того момента, когда он был вынужден переехать на материковую часть Украины. 

Владимир Казарин: В этом году нашему Таврическому университету исполняется 99 лет. В следующем году мы будем праздновать столетие. Именно сто лет тому назад он был создан в Симферополе и уже тогда имел звездный состав профессуры. Профессора разных университетов вынуждены были бежать от красных (от Красной армии. — Ред.), отправляясь все дальше на юг. Таким образом они и оказывались в Крыму, в частности в Таврическом государственном университете. 

Например, наш университет закончил Игорь Курчатов — создатель всего атомного проекта СССР. Его обучали такие известные академики, как Абрам Иоффе, Игорь Тамм и Илья Франк.  

Говоря об академиках, нельзя не вспомнить ректора Владимира Вернадского, чье имя теперь и носит учебное заведение. В советское время не было таких известных академиков, которые бы не работали у нас. 

Также хочется вспомнить профессора Бекира Чобан-заде, который окончил Будапештский университет. В 30-х годах даже планировалось, что он станет ректором ТНУ. Однако шла волна репрессий... Его пытали, в конце концов он был расстрелян. Красные все равно пришли в Крым, и половине профессоров пришлось эмигрировать. Турция тогда одной из первых приютила приблизительно 170 тысяч человек, в том числе и крымских татар. Затем наши профессора работали во многих университетах в разных уголках мира. Поэтому нам сейчас довольно просто устанавливать контакты с иностранными вузами. 

Спустя столетие ситуация повторяется. Буквально через сто лет, в 2014 году, во время начала оккупации профессора вновь были вынуждены покинуть Крым. А наши студенты активно протестовали против российской аннексии. Это были дети, которые не помнят жизни при Советском Союзе, выросшие в украинском Крыму. Это новое поколение активно протестовало против действий России. 

Многие тогда были арестованы. Самые известные из них — Олег Сенцов и студенты ТНУ Геннадий Афанасьев, который был освобожден, и Александр Кольченко, приговоренный к десяти годам тюрьмы. Мы требуем сейчас от России разрешения для него на дистанционное обучение, на что он имеет полное право. 

Всего с 2014 по 2015 год из Крыма в Украину уехали учиться тысячи студентов — третья часть всех студентов Крыма. Похожая ситуация с преподавателями: 36-38% покинуло Крымский полуостров. Россия закрыла в Крыму все украинские вузы и создала Крымский федеральный университет, куда вошли семь университетов и пять академических научных центров. На момент объединения этих учреждений коллектив составлял 76 тысяч человек. Сегодня же, спустя два года, в коллективе числится 28 тысяч человек. 

Также по положению этого университета бьют санкции. Из-за них никто не имеет права поехать на стажировку, а выданный российский диплом нигде не признается, кроме России. В конце концов в этом университете закрыли WiFi — якобы дети через свои гаджеты читают «неправильную» информацию на «неправильных» ресурсах!

Как сейчас обстоят ваши дела на материковой Украине? С какими трудностями, возможно, сталкивались? 

В. К.: Мы (ТНУ. — Ред.) начали работать в Киеве в 2015 году. И на тот момент у нас числилось 200 студентов и 25 преподавателей. А уже сегодня, спустя год — 3200 студентов (и первокурсников, и тех, кто переводится в ТНУ) и 536 преподавателей. Из 18 высших учебных заведений, эвакуированных с востока Украины и Крыма, мы — единственные, кто работает в Киеве. 

Нам были выделены здание, общежитие, спортивные комплексы, Академия наук выделила лабораторные базы для наших химиков и физиков. А для крымчан и детей с оккупированных территорий были открыты все возможности, их принимают во все вузы по Украине. Однако многие начинают переводиться в наш университет, чтобы обучаться именно в крымском учебном заведении. Мы также открыли два филиала университета в Луцке и Кропивницком. Сейчас продолжаются работы по восстановлению в рамках ТНУ Крымского медицинского и аграрного университетов при участии профессоров соответствующих специальностей из Крыма, которые переезжают на материковую Украину. ТНУ является главным университетом в Крыму, и именно поэтому мы проделываем такую работу. 

Мы также активно развиваем международные связи с другими учебными заведениями. Конечно, наш ближайший сосед и друг — Турция. Еще когда мы работали в Крыму, у нас былы заключены соглашения с восемью турецкими вузами. Тут, на материковой Украине, это работа продолжается — мы заключаем новые договоры. Например, налаживаем сотрудничество с Башкентским университетом (Анкара), мы уже ездили друг к другу в гости. Во время встреч шла речь, например, о создании совместного научного парка. Мы даже говорили о турецкой медицине в Украине со знаменитым турецким хирургом и одновременно президентом Всемирной организации трансплантологии Мехметом Хабераль. Поступило предложение открыть целый турецкий медицинский центр, и мы уже ждем делегацию из Республики для определения земельного участка под него.

19 июня началась новая вступительная кампания. Есть ли какие-либо преимущества при поступлении в украинские вузы для абитуриентов из оккупированного Крыма? Возникают ли снова проблемы с российским аттестатом при приеме документов? 

В. К.: Первое время проблемы были. Некоторые киевские чиновники стояли на том, чтобы российские аттестаты, выданные в Крыму, не принимались. Мы в свою очередь напоминали, что на полуострове украинский аттестат получить невозможно, и ребенок не виноват в этом. На момент проведения незаконного референдума он был несовершеннолетним и в голосовании участия не принимал. Украинская сторона не смогла защитить Крым в 2014 году, а теперь она пытается учить детей, какой у них должен быть аттестат! В ответ на такие заявления мы проводили в Киеве акции с призывами помочь крымским детям. 

В итоге была утверждена новая программа вступительной кампании для детей с оккупированной территории. Сегодня они могут приехать сюда с любым документом об образовании или даже без него. В Крыму были случаи, когда ребенку не выдают документ, чтобы он не смог покинуть полуостров. Особенно это касается студентов четвертых и пятых курсов, которые хотят перевестись в ТНУ. На вступительную кампанию можно приехать с любым паспортом или даже без него. Достаточно взять с собой свидетельство о рождении. 

Крымские дети также освобождены от сдачи ВНО, так как в российских школах в Крыму не преподают украинский язык и историю. То есть будущие абитуриенты просто не способны подготовиться к этому экзамену. При нашем университете есть школа, где они теперь сдают школьный экзамен по украинскому языку и истории. А при поступлении в университет сдают один профильный экзамен в зависимости от профиля выбранного факультета. 

Детям гарантируются по закону стипендия и общежитие, которое, кстати, в этом году с сентября будет бесплатным.

А признается ли диплом ТНУ в Турецкой Республике? И раз уж Вы коснулись темы сотрудничества с Турцией, то работаете ли вы с организацией YOK — Советом высшего образования Турции — по программам обмена студентов и преподавателей? 

В. К.: Да, у нас действуют обменные программы с Турцией. В последний раз турецкая сторона предоставила пять бесплатных мест в аспирантуре при условии, что студенты будут знать турецкий язык. Четверо из поехавших туда — крымские татары, а еще один — украинец, знающий турецкий. До этого постоянно формировались группы, которые ездили в Турцию на стажировку. 

Турция достигла очень больших успехов в сфере высшего образования. К сожалению, по политическим и экономическим причинам Украина начала тормозить в этом вопросе, а вот Турция вышла вперед. И сегодня турецкая сторона имеет претензии к украинским дипломам, которые обязаны проходить через процедуру нострификации. И Украина со своей стороны теперь проводит нострификацию турецких дипломов. Я думаю, что это неправильно. Я обсуждал этот вопрос и с послом Турции в Украине Йонетом Джаном Тезелем, и с главой YOK Йектой Сарачем. Турецкая сторона права в том, что в Украине немало университетов с довольно низким качеством образования. Давайте проведем своеобразную ревизию, чтобы можно было сказать, что дипломы этих вузов Турция признает. 

Плюс необходимо помнить, что буквально два с половиной месяца назад во время визита нашего премьер-министра Владимира Гройсмана и министра образования Лилии Гриневич был подписан меморандум, в котором о ТНУ шла речь в двух абзацах. Первая тема — интенсивные связи с турецкими высшими учебными заведениями и увеличение объема обмена профессорами. Вторая — ремонт двух этажей в нашем учебном корпусе турецким Агентством развития и сотрудничества. 

Я лично с господином Тезелем обсуждал необходимость создания в Украине турецкого университета. ТНУ работает на трех языках: украинский, крымскотатарский и русский. Я предлагал создать общий образовательный проект, чтобы в итоге студенты выходили на двойной диплом. Это заставит два министерства согласовать учебные программы, которые бы потом признавались двумя странами. В итоге мы выйдем на то, что это будет украинско-турецкий университет. 

Пока же, я думаю, начинается процесс восстановления единого украинско-турецкого образовательного пространства. 

QHA

  • 783 Просмотров